molonlabe (molonlabe) wrote,
molonlabe
molonlabe

Непатриотичный пост

Ну, блин, сегодня и погодка. Вот, когда спрашивают, как я успеваю писать, так и хочется сказать - на бегу, епта. Я хотел побольше рассказать в предыдущем посте, но не успел. Ну, да фиг с ним, как-нибудь потом. Ну так вот, сегодня брали с собой фотоаппарат, так что завтра, наверное, будут новые фотки. Просто не знаю, как со временем будет. Но постараюсь написать как мы работали сегодня после обеда под дождем. Вернулись уставшие, голодные, мокрые и грязные. Поэтому - ловите непатриотичный пост.


Почему-то считается, что раз человек находится в государственной системе, то он должен быть ура-патриотом. Запад загнивает, мы процветаем и все тут. Наши красавчики, а у них все сплошь уроды. Это было в советской пропаганде, это есть и сейчас в американской. Но мое личное убеждение – рак кожи нужно лечить, а не мазаться тональным кремом, если вы понимаете, о чем я. Не молчать о проблемах, а воспринимать их как плацдарм для работы.

Это я вот недавно посмотрел видеоролик, где расхваливаются наши шлемы, которые якобы не уступают зарубежным образцам. Суки. Сравнивают наши новые разработки и старые шлемы США. У них уже есть шлемы, которые почти ни хера не весят. Да, там, может, еще остались старые образцы, но важна сама концепция отношения к этой проблеме. Ведь голова не предназначена для того, чтобы на ней таскать запредельные веса – шейные позвонки все равно не выдерживают, хоть закачай шею, как у Шварценегера. Но у нас главное что? Правильно – пуля не пробивает. А вес… да пофиг вес, пусть носят.

Или те же протезы. Тоже, вопрос не последний, когда знаешь, что завтра ты, возможно, будешь ими пользоваться. Один сотрудник полиции пострадал от подрыва. Ну как пострадал… Расхерачило человека - по частям собирали врачи. Естественно, не все части сошлись. Ну, инвалидность, все дела. Сделали ему протезы. За государственный счет. И все. Не выходит человек из дома, стал затворником. Ну и послали к нему двоих бойцов, типа, идите, вытаскивайте человека из депрессии, заодно посмотрите, может, он бухать начал. Пришли к нему ребята, смотрят, вроде не бухает, да и не заметно, что у него психологическое состояние депрессивное. Начинают качать его осторожно, какие дела, может он стесняется своей инвалидности или еще что.

А он говорит: «Мужики, хера ль вы тут как с девочкой со мной начинаете базары вести. Нормально у меня все. Но эти протезы, сука, я не могу носить. Вы знаете, я никогда не ныл, но эти протезы, мля… я лучше буду дома сидеть». Вот вам весь хер до копейки. Дали человеку протезы, типа, как туфли – разносятся. А потом ему сделали протезы в Германии. Когда он их носит, не сразу догадаешься, что человек на протезах. Это отношение самой системы, даже не государственной системы, а общественной к конкретному человеку.

Кстати, отдельная песня, как он летал на реабилитацию в Германию и как ему там делали протезы. Выяснили ребята этот вопрос, прикинули сумму и приуныли. А когда-то приезжал к ним сенатор от Ингушетии – Никита Иванов. Приходит какой-то молокосос в красивом костюме, говорит «Здравствуйте. Я Никита, сенатор от Ингушетии в Совете Федерации». Типа, какие проблемы у вас, может помочь чем? Ему, естественно, культурно ответили, спасибо, ничего не надо. Хотите сфотографироваться с нами – нет проблем, только отчаливайте побыстрее. Ясно же, что человек приехал галочку себе поставить «Приехал к бойцам спецназа, обсудили проблемы терроризма». Ну, сфотографировались, он визитки раздает, типа, звоните, если будут проблемы. Ага, обязательно.

И вот, когда думали по этим протезам, что делать, кто-то говорит: «А давайте Иванову позвоним, у нас же проблемы, пусть решает». Ну, все так скептически поухмылялись и вроде тему закрыли. А один говорит – нет, епть, я все-таки позвоню, у меня визитка осталась. Набрал ему на мобильный и говорит, так и так, мы встречались, вы сказали, что можно звонить, если будут проблемы. Ну, вот у нас проблема такая-то, бывший сотрудник не может в отечественных протезах ходить, помогите человеку. А тот отвечает: «Беда. Сочувствую. Спасибо, что позвонили». И повесил трубку. Мужики над ним поржали, типа, что, наивный чукотский юноша, прочувствовал заботу государства, умылся?

Ну, сидят, кумекают дальше, как помочь. Тут прилетает руководство на полусогнутых. Срочно выделить двух бойцов сопроводить завтра нашего инвалида в Москву, на него уже билеты в Германию заказаны. Его в Москве встретил помощник сенатора и все проблемы бегал за него решал – визы, медицина, короче, все. А когда бойцы позвонили этому Иванову, чтобы поблагодарить, начали говорить, что вот, типа, государство бросило человека на произвол судьбы с этими протезами, он ответил, что-то, вроде, не гоните пургу, я ведь тоже государство, значит, не бросило.

Ну, собственно, смысл этого поста такой. Правильное государство – это когда оно думает, а как боец будет себя в этой обуви чувствовать, а не заработает ли он себе остеохондроз от веса этого шлема, а сможет ли человек, в принципе, заставить себя съесть тушенку из этого сухпайка. Даже нет. Не так. Правильное государство, это когда каждый чиновник будет чувствовать, что государство – это не что-то мифическое абстрактное, а это именно он. Конкретный чиновник. И все претензии к государству, это претензии конкретно к нему.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author