molonlabe (molonlabe) wrote,
molonlabe
molonlabe

Categories:

У границы тьмы. 20



Начало 1.
Продолжение 2.
Продолжение 3.
Продолжение 4.
Продолжение 5.
Продолжение 6.
Продолжение 7.
Продолжение 8.
Продолжение 9.
Продолжение 10.
Продолжение 11.
Продолжение 12.
Продолжение 13.
Продолжение 14.
Продолжение 15.
Продолжение 16.
Продолжение 17.
Продолжение 18.
Продолжение 19.

7.50
Скиф инструктировал Горца:
– Будьте всё время за броней. Неизвестно, как дальше будет развиваться ситуация. Левша тебя через полчаса сменит.
Горец кивнул, и его тройка снова медленно боком стала двигаться во двор – за БТР. У Скифа снова зазвонил телефон. Он посмотрел на экран, нажал на кнопку ответа и быстро приложил телефон к уху.
– Да, товарищ генерал.
– Как у вас там?
– Без изменений. Если что-то было бы, мы бы уже доложили.
– Адам, брат Юсупа, разговаривал с ним. Безрезультатно. Сейчас телефон недоступен. Ни имам, ни глава администрации не могут туда дозвониться.
– Я понял.
– Скиф.
– Да.
– Детей нужно спасти.
– Я же не против. Но ведь и мы не боги.
– Вы – спецназ! Вы должны решать задачи, которые кажутся невозможными! Я тебе честно скажу – вся надежда теперь на вас. Наши возможности исчерпаны. Я жду результата именно от вас. Конкретно от тебя. Ты на месте, ты видишь ситуацию непосредственно. Работайте. Докладываешь обо всём мне, дублируешь Шерифу.
– Есть.
– Я разговаривал с Евкуровым, он, если что, готов выехать к вам.
– Лучше не стоит – генералы всегда нервируют личный состав. Баматгиреевич, конечно, мужик геройский, но нам сейчас нужен не героизм, а немножко чуда и капельку везения.
– Согласен. Он очень за детей переживает. Если что, имей в виду, головы вам будут отрывать сразу два генерала.
– Спасибо за доброе напутствие…
– Всё, пока. Жду вестей.



Скиф растерянно оглянулся по сторонам, увидел Левшу и подошел к нему.
– Такие дела. Генерал звонил. Сказал, что помощи нам ждать неоткуда. Конечно, основой удар придется на оперов, но и по нам срикошетит. Сказал бы прямо – штурмуйте. Твою мать… Что делать-то будем?
– Если ты думаешь, что у меня есть рецепт…
– Да нет, я просто…
– Ты еще недавно меня на комиссию отправлять собирался и «шизиком» называл.
– Да уж. Извини. Просто сам понимаешь… Ситуация.
– Я сбегаю к Горцу, посмотрю обстановку.
– Не надо, тебя подстрелят.
– Пока вроде никто огонь не ведет. Посмотрю, что там видно в окнах.
– Сильно башкой не свети. Повнимательнее.
– Сам знаю.

8.15
«Скиф, Булату. Наблюдаю одного с оружием в кухне»
«Скиф принял».
«Скиф, приём – второй тоже зашел. Что-то делают на столе».
«Булат, повтори, что делают?»
«Не вижу. Может, и СВУ, а может, консервы открывают».
«Твою мать…»

Левша толкнул локтем Горца:
– Заходим сейчас.
– Ты сдурел?
– Кухня прямо – я видел газовую плиту.
– И что?
– Прикройте меня, я рвану по лестнице.
– И?
– Дальше не знаю, по ситуации. Хоть из окон детей выкидывать буду, пусть ловят. Это наш шанс. Пока они оба на кухне. Сделают СВУ – потом поздно будет.

Горец на секунду задумался и кивнул:
– Хрен с тобой. Мы под огнем всё время стоять не будем. Уйдем вправо, в комнату. Потом снова выйдем, прикроем тебя с детьми. Скифу докладываем?
– Нет. Пока он будет согласовывать, упустим момент. Берем всё на себя.
– Надеюсь, меня убьют, а не вышвырнут с позором со службы из-за твоих авантюр. Впрочем, мне не привыкать. За мной и тихо.

Группа двинулась к дому.
– Фонари не включать. Крадемся, – шептал Левша, – вы вправо, я налево.
Дойдя до лестницы, штурмовая группа столкнулась с неожиданным препятствием. Чтобы дать возможность Левше забежать на лестницу, нужно пройти вперед, и открыться с флангов. Горец растерянно оглянулся на Левшу. Тот махнул рукой и показал, прижаться вправо. Горец с бойцами потеснились, и оставшийся без прикрытия щита Левша, протиснувшись, выскочил на лестницу. Он оглянулся и увидел, что Горец показывает ему большой палец. Левша кивнул и показал большой палец в ответ.

В этот момент Забайри нахмурился и застыл, прислушиваясь. Потом, взяв автомат, аккуратно выглянул в проем двери. Коридор был пуст. Тем не менее, тревога усиливалась. Он привык доверять интуиции.
– Они что-то готовят, – тихо сказал он Юсупу.
– Сейчас они ничего не могут.
– Я позвонил братьям, рассказал, что мы сегодня примем шахаду. Они сделают хорошую статью. Илье дозвониться не могу, но он и сам поймет, что делать. Сегодняшний день кафирам дорого обойдется – погибших детей им никто не простит. Ты сказал ей?
– Да.
– Точно?
– Клянусь Аллахом, всё будет так, как договорились. Она всё сделает.

Поднявшись на второй этаж, Левша бросился к дальней комнате. Толкнув дверь, он увидел сидящих на диване девочку и мальчика. Левша приложил палец к губам, сделал два шага вперед и застыл. Дети смотрели не на него, а куда-то в сторону. Левша оглянулся и вздрогнул. На кресле у двери сидела женщина в хиджабе и держала двумя руками направленный на него пистолет.
– Послушайте… послушайте… – сдавленным шепотом произнес Левша, поднимая перед собой руки и демонстрируя, что в них нет оружия, – не надо. Слышите?

Но женщина, не говоря ни слова, перевела дуло пистолета в сторону детей. Левша и сам не понял, что произошло дальше. Он бросился между дулом пистолета и детьми и почувствовал короткий удар в бронежилет, так и не услышав самого выстрела. Женщина в кресле завалилась набок, словно внезапно потеряла сознание. Левша с удивлением посмотрел на свою руку, в которой непонятно как оказался пистолет. Тренированное тело само отреагировало на опасность. Левша внезапно осознал, что перестал дышать. Лишь увидев детей невредимыми, он смог вдохнуть. Адреналин бурлил в крови, и он чувствовал потребность в каких-то активных действиях. Но сейчас торопиться как раз не следовало.

Осторожно подойдя к женщине, Левша посмотрел на неё. На черной ткани хиджаба, обтягивающей лоб, виднелось небольшое отверстие. «Точно по центру» – отметил мысленно Левша, привыкший всегда оценивать результаты своей стрельбы. Посмотрев по сторонам, он нашел какой-то халат и накинул его на лицо женщины.
В эфире раздался голос Скифа:
«Кто стрелял?»
«Это Якут. Выстрелы были в доме»
«Надеюсь, они там застрелились, суки».

В кухне Юсуп и Забайри переглянулись.
– Она всё сделала, – сказал Юсуп.
– Это был один выстрел или два?
– Два подряд, мне кажется.
– Немного рано. Они могли еще пригодиться. Ну, ничего не поделаешь. На всё воля Аллаха. Пусть спускается к нам, она нам здесь скоро понадобится.

Левша задумчиво потрогал рацию, размышляя, стоит ли доложить о ситуации, потом поднял маску на лоб и вернулся к детям. Он присел на корточки и тихо сказал:
– Спокойно. Я от папы. Я вас выведу отсюда.
– А где папа? – спросила девочка.
– Едет сюда. Может, уже подъехал. Сейчас важно, чтобы мы с вами действовали как одна команда, понимаете?
– Почему тетя Фатима хотела нас убить? – девочка внимательно смотрела ему в глаза.
– Она… может, и не хотела. Может, просто попугать решила, – примирительно сказал Левша.
Девочка показала пальцем на его бронежилет. Левша нащупал вмятину от пули и решил перевести разговор в конструктивное русло, чтобы не отвечать на неудобные вопросы.
– Я тебя возьму в левую руку, – Левша показал пальцем на девочку, – а тебя, дружище, в правую, – ткнул он пальцем в мальчика. Тот послушно кивнул.
– Лучше наоборот, – с серьезным видом сказала девочка.
– Почему?
– Я старше и тяжелее. Меня лучше брать правой рукой. Правая рука сильнее.
– Я амбидекстр, – ответил Левша и, увидев недоумение на лице девочки, пояснил: – У меня руки одинаково развиты.
– Круууто! – неожиданно подал голос мальчик.
– Так. Сейчас тихо идите за мной. На лестнице я вас возьму на руки.

Забайри, тихо ступая, вышел из кухни и прошел в гостиную. Все было тихо и спокойно, но всё равно что-то было не так. Он оглянулся и увидел в стоявшем в углу трюмо отражение входа в комнату напротив лестницы. Его интуиция обострилась, как у дикого зверя. Он не видел опасности, но уже чувствовал её рядом. Забайри сделал шаг в сторону, вытянул шею и наклонил голову, глядя в створку трюмо. В отражении прямо у порога комнаты он увидел закругленный носок военного ботинка…

Забайри нахмурился. Он не ожидал, что кафиры снова попытаются зайти в дом так быстро. Юсуп вряд ли долго сможет их сдерживать в одиночку, а нужно еще подняться на второй этаж за портфелем. Если не выдавить штурмующих за пределы дома, шансы выжить будут нулевыми. Вход в подземный тоннель, который они рыли все это время, находится как раз под лестницей. Он не был закончен и еще не имел выхода, но после взрыва, вряд ли кто-то будет очень уж усердно копаться в обломках. Ему нужно просто пересидеть пока не снимут оцепление. Потом можно будет откапывать выход сразу на поверхность.

Левша бесшумно спускался по первому пролету, дети шли за ним, тоже стараясь ступать тихо. Внезапно на первом этаже началась беспорядочная стрельба, и в эфир ворвался голос Скифа:
«Кто стреляет? Прием?»
«Скиф, это Горец, мы внутри. Ведем бой».
«Что? Как внутри? Какого?... Всем внимание, никому огонь не открывать. В доме группа Горца. Горец, если тебя не убьют, я тебя лично придушу. Отход!».
«Скиф, не могу. Продолжаю удерживать позицию».
«Левша, готовьтесь заходить своей группой. Срочно»
«Скиф, это Левша. Я уже тут. На втором этаже».
«Еще одна сволочь! Вы совсем страх потеряли, дебилы? Вы что творите?»
Казалось, что командир в ярости, но через две секунды Скиф спросил уже спокойным и деловитым тоном:
«Левша, детей наблюдаешь?»
«Скиф, дети со мной. Готовлюсь выходить».
«Всем внимание. Не дергаться. Не вздумайте подстрелить Левшу. Я его сам прибью».

8.25
Левша шел по лестнице, отставив руку назад, не позволяя детям приблизится к себе. Перед последним пролетом лестницы он осторожно выглянул в коридор. Бойцы неприцельно попеременно вели стрельбу в сторону кухни, высунув из проема лишь автоматы. Горец заметил Левшу и кивнул. Они прекратили огонь и перезарядились, готовясь вести подавляющий огонь.
Левша повернулся к детям и сказал:
– План меняется. Ты, малая, становись спиной ко мне, а ты, малой, спиной к сестре. Быстро.

Он спустился на три ступеньки вниз и показал Горцу гранату. Тот кивнул.
– Так, детвора, закрыли ушки ладошками крепко-крепко, – сказал Левша детям и вытащил кольцо. После этого спустился еще на две ступеньки, не сводя взгляда с Горца. Тот показал Левше три пальца, потом два, потом один. В комнату полетела граната, и сразу же стрельба со стороны боевиков прекратилась. Раздался взрыв, и из комнаты шагнул щитовой, перекрывая направление стрельбы из дома. Левша сгреб в охапку детей – в таком положении он полностью закрывал их собой от случайного попадания – и бросился к выходу. В этот раз он проскочил легко, так как щитовой был один. Как только Левша миновал коридор, за спину к щитовому шагнул Горец со вторым бойцом, выставив автоматы по обе стороны от щита и немедленно открыв огонь. Одновременно они стали пятиться к выходу.

Левша выбежал за ворота и по инерции пробежал мимо первой «Газели», потом опомнился, остановился и поставил детей на землю.
– Целы?
– Да, – хором ответили мальчик и девочка.
– Не испугались?
– Нет, – серьезным тоном ответила девочка и, внимательно посмотрев в глаза Левше, спросила: – А ты?
– Я-то? Я, если честно, немножко сикнул.
Дети засмеялись, а Левша в порыве радости потрепал мальчишку по голове. Адреналин продолжал бурлить в крови. За ворота без потерь вышла тройка Горца.

В эфире раздался голос Скифа: «Горец, приготовься заходить обратно. Левша, надевай щит…»
Левша потащил детей к «Газели» и посадил на передние кресла в кабине.
– Присмотри за ними, – крикнул он водителю и побежал к воротам, натягивая маску на лицо. Горец со своей группой уже перезарядились и готовились заходить. За спину к Левше, надевшему щит, стали Барс и Волк.
– Готовы? – спросил он.
Барс похлопал Левшу по плечу. Они двинулись вперед. Из-за БТРа следом выдвинулась группа Горца. Как только втянулись в коридор, из кухни в щит ударила короткая автоматная очередь. Справа из-за щита пустил ответную очередь Барс, но не прицельно. Волк заглянул в комнату справа и доложил: «Чисто». Левшу смущала ведущая на второй этаж лестница, откуда он только что, сломя голову, бежал с детьми. Если бы он выбирал позицию для обороны, то поднялся бы на второй этаж и засел на лестнице.

Волк показал ему гранату, Левша кивнул. Послышался щелчок – это отлетела предохранительная скоба. Через две секунды граната полетела в кухню и практически сразу взорвалась. Левша шагнул в гостиную и тут же развернулся, пятясь в угол. Волк и Барс синхронно повторили маневр.
«Это Левша. Закрепился в гостиной. Держу кухню и проход в комнаты».
«Это Горец. Идем на второй этаж».

Горец понимал, что они в момент втягивания на лестницу будут уязвимы. Но на площадке между этажами было небольшое окно. Это давало шанс.
«Скиф Горцу».
«Скиф на связи».
«Положи Ирбиса на крышу «покемона» и подгони к дому».
«Понял. Ирбис, лезь на крышу «покемона». Горец, куда подгонять?»
«Окошко такое небольшое видишь?»
«Тут несколько окошек есть небольших, какое именно?»
«Вот это!» – ответил Горец и дал очередь в окно, которое сразу разлетелось.
«Теперь вижу».
«Горец Ирбису. Я на позиции. Командуй».
«Мы сейчас подниматься будем. Контролируй коридор».
«Не могу. Темно».

Горец нащупал выключатель. Лестница на втором этаже осветилась.
«Горец, отличный обзор, втягивайтесь, я прикрываю».
Группа Горца начала подниматься на второй этаж. В дальней комнате на диване сидел Забайри. Он не прятался, в руках у него не было оружия. Он сидел спокойно и расслабленно.
«Горец Ирбису . Держитесь левой стены, вы перекрываете мне сектор».
«Левша Горцу. Наблюдаю одного. Зачищай кухню».

Тройка Левши втянулась в кухню. На полу с опущенной головой сидел Юсуп, его руки безвольно лежали на полу. Автомат лежал в стороне. Барс вышел из-за щита и потрогал пульс на шее.
«Это Барс. Кухня чисто. Один готов».
«Левша Горцу . На выход»
«Уверен?»
«Да».
Горец похлопал стоящего перед ним бойца по плечу:
– Отход. Кажется, нам приготовили сюрприз, постараемся обойтись без лишних жертв.
– Принял.

Щитовой и второй боец задом попятились с лестницы. Горец снял гарнитуру рации и вставил в ухо наушник от телефона. Набрал Ирбису, тот сразу все понял:
– Слышу хорошо, но держись слева. Я его не вижу. Если подсветишь его – будет отлично.
Горец включил тактический фонарь на автомате. Он медленно поднялся по лестнице и осторожно стал приближаться к Забайри, держа его на прицеле.
– Правильно догадался, герой, – усмехнулся Забайри, – Если я соединю два проводка, мы с тобой вместе отправимся к Аллаху. Бронежилет тебя не спасет.
– Если бы ты хотел взорваться, то уже сделал бы это, – Горец опустил автомат. – Еще раз назовешь меня «герой» и я прострелю твою тупую башку. И можешь сколько угодно соединять провода.

– Меня не так просто убить. Я много раз стоял на краю. Но ангел смерти не приходит за мной.
– Брезгует, наверное.
Забайри усмехнулся:
– Я вижу, ты не боишься смерти. Это говорит о твоей глупости. Всё имеет смысл только тогда, когда ты жив.
– Всё имеет смысл только тогда, когда есть кто-то, кто хочет, чтобы ты жил, – Горец снял шлем и маску. – Узнаешь меня?
– Нет. А должен?
– Может это поможет вспомнить? – Горец достал нож и аккуратно бросил его к ногам Забайри.

Тот несколько секунд смотрел на него, потом поднял взгляд:
– Этот нож подарил мне отец. Так это ты забрал его у меня тогда. Вот уж не ожидал снова встретиться с тобой.
– А я очень хотел встретиться. Кто убил моих бойцов, которые тебя охраняли?
– Я.
– Угу. Конечно. Двоих. Со связанными руками.
– Я не собираюсь тебя убеждать. Ты убил моих, я убил твоих. На войне, как на войне. Хочешь отомстить?
– Всё верно.
– На все воля Аллаха. Может, у тебя и получится. Как ты узнал меня на дороге?
– Руки.
– Ясно. У меня к тебе есть предложение. Здесь, – Забайри поставил перед собой кожаный портфель, – больше, чем ты сможешь заработать за всю свою жизнь. Не мешай мне уйти и это твое.
– А если нет?
– Тогда я соединю два проводка, и наши жизни закончатся прямо здесь.

«Горец, какого хрена ты творишь? Верни свет, не вижу цель», – недовольно шипел в наушник Ирбис».
– Интересное предложение, – Горец снова поднял автомат, – Но мне что-то не хочется отпускать убийцу.
– Мы с тобой оба убийцы. – Усмехнулся Забайри. – Так что разница между нами не большая.
– Да, мы оба отнимаем жизни. Только цели у нас разные…
– Выключи фонарь. Не пытайся меня ослепить. Мне не нужно зрение, чтобы соединить провода.
– Я так лучше вижу. И знаешь, что именно я вижу? Что тебе страшно. Ты убиваешь и боишься смерти, а я убиваю и смерть меня не пугает. Вряд ли судьба просто так свела нас лицом к лицу. Я хорошо вижу твоё лицо. А ТЫ видишь?
– Перестань светить, тогда и я увижу твое, – ответил Забайри, не очень понимая, к чему клонит Горец..
«Да, я вижу его лицо хорошо. Готов работать» – тихо произнес Ирбис.

– Ты лишь пешка. Ты сам ничего не решаешь, – раздражено сказал Забайри. – Тебе говорят убить – ты убиваешь. Я убиваю, потому что могу. Это называется власть. Настоящая власть, это когда ты можешь отнять у человека самое ценное – жизнь.
– Может, ты и прав. Но у меня другое мнение. Настоящая власть – это когда ты можешь подарить жизнь. И в этом смысле у любой женщины власти намного больше, чем у тебя.
– Не будем спорить. Пусть каждый останется при своем. Если у тебя есть хоть немного мозгов, бери деньги. Потом выйди из дома и скажи, что здесь заминировано. Неплохой заработок за такое несложно дело, не так ли?
«Горец, скажи слово «четыре» и стреляем одновременно» – предложил Ирбис.
– И сколько там? Миллион долларов? – Горец продолжал держать Забайри на прицеле.
– Гораздо больше.
– Три? Четыре?

Выстрелы прозвучали одновременно. Голову Забайри отбросило назад. Горец застыл, закрыв глаза и задержав дыхание. Взрыва не последовало. Он судорожно сглотнул. По его лицу сползали крупные капли пота. Ноги подкашивались. Он врал, что не чувствует страха. Лишь в шаге от смерти он вдруг вспомнил, что теперь ему есть ради кого жить.

Горец поднял шлем и осторожно вошел в комнату. На бандите действительно был довольно внушительный пояс, обмотанный скотчем. К большому и указательному пальцам были примотаны два провода, уходившие в рукав. Расстояние между пальцами было не больше сантиметра. Горец аккуратно раздвинул пальцы, потянул один из проводов так, что оголенный конец ушел за изоленту на пальце. После этого поднял нож, сунул его в ножны и снова посмотрел на труп Забайри.
«Это тебе за Мичмана», – пробормотал он и направился к выходу.

Злой Скиф встретил его у ворот:
– Ты что, твою мать, вытворяешь?
– Работу работаю. Кстати, Левшу надо бы к награждению представить.
– Щаз! Я вас обоих представлю – к ордену жопы с ручкой. Охреневшие черти.
– Я не пойму, чего ты бесишься? Нормально же отработали.
– Ничего нормального нет, – с еле сдерживаемой злобой прошипел Скиф. – Вам просто повезло. А могло и не повезти. И я бы сейчас имел труп Левши и два мертвых ребенка. Это не риск, а авантюра. Ваше дело – выполнять приказы. Мне ваша самодеятельность на букву «х» вообще никуда не впилась. Вы меня спросили, хочу ли я брать на себя такую ответственность? Пока вы не влезли в дом – ответственность была на операх, которые проморгали детей. Если бы вы снова обделались, кто отвечал бы за это? Ты? Левша? Нет, отвечал бы я. И за погибших детей и ваши трупы. Потому что я отвечаю за вас и ваши косяки. В вашем возрасте уже надо понимать такие элементарные вещи. Короче, ищи себе место и пиши рапорт. Чем быстрее, тем лучше. Мне в подразделении такие инициативные дебилы не нужны.
– Хорошо, – кивнул Горец, – будет тебе рапорт.
Он показал большой палец Ирбису, который сидел на крыше «покемона», скрестив ноги по-турецки, Ирбис кивнул.

Скиф подошел к Левше:
– Что это? – показал он на бронежилет.
– Баба его в меня шмальнула. Она детей сторожила. Совсем забыл про нее.
– То есть, десять сантиметров выше и ты труп?
– Типа того…
– Какие же вы дебилы, – Скиф скривился. – Я с вами еще на базе поговорю. Сейчас времени на вас нет. Исчезни с глаз моих.
– Горец нормально сработал…
– Да пошли вы оба. Еще раз такое попытаешься выкинуть – пойдешь в народное хозяйство. А пока – пошел вон.

Скиф поднес мобильный телефон к уху. Звонил начальник Управления.
– Скиф! Что у тебя там происходит?
– Виноват, товарищ генерал, ситуация развивалась очень быстро…
– Дети?
– Вытащили до штурма.
– Скиф?
– Да?
– Они целы?
– Ни царапины.
– Молодец. Просто молодец.
– Ну, товарищ генерал, вы же сами сказали, решать. Мы и решили. Правда никого взять живым не удалось…
– Да и черт с ними. Молоток. Готовь дырочку под орден. Заслужил. Позвони Шерифу, введи в курс дела, а я доложу в Центр и в НАК, которые мне уже все телефоны оборвали, да Евкурова успокою, он там тоже как на иголках сидит.

Вадим с Яковом поднялись на второй этаж.
– Ну, судя по всему, теперь он уже не воскреснет, – задумчиво сказал Вадим, рассматривая пулевые отверстия на лбу эмиссара.
– Есть короткое стихотворение, подходящее случаю, – усмехнулся Яков.
– Какое?
– Не уверен, что помню точно, но что-то вроде:
К себе домой из дальних стран
Спешила эта птица
Через пески и океан,
Чтоб дома расшибиться.
– Подходит, – улыбнулся Вадим. – Шел по трупам. И вот итог – сам труп. Что, впрочем, даже хорошо. Меньше бумажной возни.
– Хорошо бы было с ним пообщаться, но, в принципе, согласен, и так сойдет. Поехали билеты покупать. Можем еще на самолет успеть.

9.10
Приехала оперативно-следственная группа, прокуратура, следственный комитет, полиция. Началась обычная суета следственных действий. Бойцы ФСБ грузились в «Газели». Спасенные дети стояли, прижавшись к Адаму. Мать за оцепление не пропустили.
– Тетя Фатима хотела нас застрелить, – рассказывала Лейла отцу, – но нас спас тот мужчина, которого ты к нам послал. Он нас закрыл собой. Ему пуля попала прямо в грудь, в бронежилет, представляешь?
– Какой мужчина? – спросил отец.
Лейла показала пальцем в сторону рассаживавшихся в «Газели» бойцов ФСБ. Все они были в масках и одинаковых черных комбинезонах. Девочка пожала плечами:
– Кто-то из них…
– Это не я вам его послал. Это Аллах вам его послал…
– Правда? – изумленно спросил маленький Магомед.
– Правда, – ответил отец.

Внутри «Газели» бойцы стаскивали с себя надоевшие шлемы.
Немец похлопал Левшу по плечу:
– Правда, что тебя баба подстрелила?
– Да, в броню попала…
– Тю… Позорище!
Все засмеялись. Левша раздраженно дернул плечом.
– А ты там геморрой не насидел в блокировании?
– Ух ты! Левша попытался пошутить. Пусть шутка и несмешная, но давайте все же поддержим этот стендап аплодисментами! – предложил Немец.

Все стали аплодировать, Левша усмехнулся и посмотрел в окно. «Газель» выезжала за пределы оцепления. У серебристой «Приоры» стояла женщина в косынке, рядом с ней Магомед и Лейла.
Лейла помахала рукой. Она не могла видеть Левши за тонированными стеклами, но он тоже помахал ей в ответ.
– Левша, она тебя не видит, – снова съязвил Немец.
– Знаю, – ответил Левша и устало откинулся на борт.
Адреналин схлынул, уступив место усталости. И снова пред ним проплыла всё та же картина – три фигуры, удаляющиеся в сторону здания аэропорта. И еще одна: девочка, машущая вслед тонированной «Газели». Левша был уверен, что она знает о том, что он помахал ей в ответ, хоть и не видела этого…

Продолжение...

По просьбам читателей: человек, которому я доверяю, создал страницу сбора добровольных выплат в качестве гонорара. Это здесь


Subscribe
promo molonlabe march 7, 2013 19:29 48
Buy for 10 tokens
В промо нельзя рекламировать : - политические посты любой ориентации. - посты, порочащие кого-то или изобличающие кого-то. - всякие гадости и мерзости, трэш и маразм.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →