Об этом блоге

! Почему в блоге премодерация? Вот почему.

! Все три художественных произведения здесь.

! Причины, по которым вы можете быть забанены.

Ответы на самые популярные вопросы.

Проголосовать за то, что я проект и вообще не настоящий, можно тут.

Если кто-то представляется в соцсети мной - он мошенник. Тут - канал на ютубе. Сообщество в ВК. и телеграм-канал Hard Blog.

! Письма, жалобы, предложения можно писать на molonlabe.livejournal.com@yandex.ru


Collapse )
promo molonlabe март 7, 2013 19:29 48
Buy for 10 tokens
В промо нельзя рекламировать : - политические посты любой ориентации. - посты, порочащие кого-то или изобличающие кого-то. - всякие гадости и мерзости, трэш и маразм.

Терроризм и миграция

Много эмоциональных заявлений в последние дни по теме миграции, но, как и всегда, там, где господствуют эмоции, отключается рациональность. В чем корень проблемы? В излишках суверенитета стран, поставляющих в Россию мигрантов. Россия никак не ограничивает этот суверенитет, в результате чего там происходят деструктивные процессы. Не существует абсолютно суверенных стран. Каждая страна ограничена в своих действиях возможными ответными действиями других госуударств, интересы которых могут быть задеты. Давайте на примере Таджикистана, чтобы было понятнее.

Таджикистан может проводить какую угодно политику по вопросу межнациональных отношений. Но поскольку 75% доходов страны - это доходы от деятельности трудовых мигрантов, она крайне уязвима в этом отношении. Власти Таджикистана могут не хотеть стимулировать изучение русского языка среди своих граждан. Но, если Россия ужесточит миграционную политику и граждане Таджикистана, плохо владеющие русским языком, не смогут приезжать в страну на заработки, то руководство Таджикистана не только будет внедрять соответствующие уроки в школьную программу, но и откроет по всей стране языковые курсы для взрослых, поощряя и даже принуждая своих граждан изучать русский язык.

Это и есть ограничение суверенитета. Ты можешь считать, что твоим гражданам на хрен не сдался русский язык, но если ты будешь воплощать свое мнение в реальной политике, тебя порвут на куски собственные граждане, потому что доходы бюджета рухнут и голодные толпы придут с тебя спрашивать о том, как это ты так науправлял страной? То же самое касается и воспитания собственных граждан в русле российской культуры. Если за малейший проступок твои граждане высылаются и пополняют ряды голодных безработных, то это очень серьезно стимулирует воспитывать их правильно, чтобы их ценности и мировоззрение совпадали с российскими.

Аналогичные процессы происходят и внутри общества. Когда жители страны знают, что за неверное высказывание в соцсетях в адрес России и русских ты можешь получить пожизненный бан на въезд в Россию, то десять раз подумаешь, стоит ли это делать. Это увеличивает и ценность самого нахождения в нашей стране. Зная, что попасть к нам не просто, что любой проступок может привести к фатальным последствиям, мигранты будут вести себя крайне сдержанно и культурно. А те, кто не будет, очень быстро окажутся на исторической родине с пожизненным запретом на въезд.

Не бывает национальностей плохих и хороших. Даже люди - и плохие, и хорошие одновременно. Побеждает та часть их натуры, для которой больше стимулов и у которой меньше ограничений. Нам нужны мигранты? Хорошо. Пусть будут. Но нам нужны не всякие, а хорошо владеющие русским языком, если не культурные, то четко понимающие, как следует себя вести в приличном обществе. А для того, чтобы были такие - нужно создавать стимулы, в том числе ограничивая суверенитет стран исхода, вынуждая их у себя огнем и мечом насаждать русскую культуру и русский язык, а не то, что им хочется или представляется важным для сохранения национальной идентичности.

Ну а отдельных особей, кто не поумнел, не окультурился, не донес на соседа, слушающего в интернете болтовню проповедника, который не включен в список официально одобренных российской властью, или не дай бог совершил правонарушение, мы будем перевоспитывать сами - тяжелым бесплатным трудом в условиях ограниченного пространства. Миграционная система должна соответствовать не международным гуманитарным нормам, а интересам Российской Федерации.

И тогда террористические проявления в среде мигрантов будут на таком уровне, который спецслужбы и правоохранительные органы смогут купировать быстро и без существенных трудозатрат. И да, для комментаторов, которые придут говорить о коррупции - тех, кто причастен к организации или содействую нелегальной миграции нужно не только сажать, но также лишать имущества и российского гражданства, для чего необходимо внести соответствующие изменения в Конституцию. Какие времена, такие и меры.

Нельзя бить ребенка!



У нас развитие гуманизма дошло до такой степени, что тезис "нельзя бить ребенка" стал аксиомой. Домашнее насилие, ювенальная юстиция, лишение родительских прав и прочие составляющие гуманного общества и "правильного воспитания". Что предлагается родителям из арсенала воспитательных средств взамен жестокого, но крайне эффективного метода порки? Убеждать ребенка, увлекать его и заинтересовывать. Но есть одно очень большое "НО". Люди вообще и дети в частности - разные.

Чтобы понятнее было, давайте отменим уголовные и административные наказания и посмотрим - будет ли это работать на снижение правонарушений и преступности. Не будет? А почему? Ведь наказывать лишением свободы - это жестоко. Да, жестоко. Но ничего более действенного в арсенале у государства нет. И в СССР это очень быстро поняли, когда пытались создать "нового человека". Никакая пропаганда и агитация, общественное порицание и прочие гуманные меры не давали результата. Плевать преступный элемент хотел на все эти лекции. Помните хулигана на стройке из советской комедии? Бригадир стремился воздействовать на него лекцией о том, как космические корабли бороздят просторы. А Шурик взял в руки розги. Кто оказался более эффективным?

А теперь представим, что ребенок встает в позу и говорит - я уроки делать не буду, оно мне не надо. я хочу играть днями в компьютерные игры. Ну вы день убеждаете, два и наталкиваетесь на стену непонимания и неприятия ваших аргументов. Ребенок еще не может прогнозировать, к чему его приведет текущее поведение. Хотя предсказать не трудно. Но аналитические способности у ребенка не сформированы и он руководствуется совсем другими мотивами - дайте ему добровольный выбор между развлечениями и трудом и в ста процентах случаев он выберет первое.

Но мы же не варвары, чтобы пороть ребенка. Мы гуманные. Но что приобретает ребенок от нашей доброты? Он нас сильнее любит, потому что мы добренькие родители? Или у него формируется к нам потребительское отношение? У него формируется правильная логическая связь между действием/бездействием и последствиями? Нет и нет. Вот эти "хомячки Навального" - это то самое "непоротое поколение", которое тратит огромные деньги на психотерапевтов, потому что у него от вида полиции происходит психологическая травма. Он уверен, что к нему нельзя применить насилие - он же любимая мамочкина сыночка. Ему все можно и ему все должны. А если нет - плохие, плохие дяди, обижают!

Давайте зафиксируем: я не призываю брать ремень в руки и тут же бежать пороть своих детей, чтобы "не упустить их". Насилие и ограничения - это инструмент которым нужно пользоваться локально, взвешенно и с холодной головой. Нельзя давать леща только за то, что ребенок получил двойку. Это может быть вообще не его вина. Леща нужно давать, если ребенок не сделал домашнее задание, потому что просидел в телефоне весь вечер. А двойку он может получить и потому, что тупой. Он не может это существенно изменить. Как и самостоятельно сформировать у себя чувство ответственности (помогает его сформировать как раз наказание - и это задача родителя). Как говорили в Древнем Риме, тот кто не наказывает своего ребенка, тот его ненавидит.

Есть очень большая разница между наказанием любящим родителем и любыми прочими наказаниями. И лучше ребенку быть выпоротым любящим родителем, нежели его будут воспитывать потом сокамерники на зоне, которые не будут испытывать слишком уж теплых чувств к подвергаемому экзекуции. Ребенок рано или поздно стать юридически взрослым. И к этому моменту он должен подойти, оставив в прошлом инфантилизм. Что мы видим сейчас? Толпы сорокалетних инфантилов. Их не воспитывали ни родители, ни хотя бы улица. И почему они толпами штурмуют кабинеты психотерапевтов? У них же было счастливое детство! Потому что у них не сформированы важнейшие качества для взрослой жизни: ответственность, умение понимать и признавать интересы других людей, разумные самоограничения и понимание, что его никто любить, холить и лелеять не обязан.

Порка, безусловно, крайняя мера. И злоупотреблять этой мерой не стоит. А то мало ли, будет как в анекдоте, когда родители нашли у сына в комнате садо-мазо игрушки. И мать говорит отцу: "Ты должен с ним поговорить". Отец, хватаясь за ремень:
- Уж я с ним поговорю! Я с ним так поговорю...
- Только не бей, только не бей! - заламывая руки кричит мать.
Тем не менее я все больше склоняюсь к мысли, что непоротое поколение - в основном пропащее. Нужно пороть. Чтобы было на кого страну оставить.

Стилистика

Очень много комментаторов, которые заявляют, что мой предыдущий пост написан в стиле Зощенко. Причем, по их мнению, не слишком удачно. Хочется, спросить таких специалистов по стилистике - вы в своем уме? Нет, ну правда. Если бы я хотел рассказать эту историю в стиле Зощенко, то рассказал бы ее так:

Еду я, значит, с котом в поезде. На нижней полке, между прочим. И вот едем, мы едем, все хорошо и прекрасно. За окном всякие огоньки мелькают, кот дремлет себе, а я лежу культурно, никого не трогаю. Справа от меня сосед едет на нижней полке. Тоже культурный человек - зашел в поезд, сразу разложил харчи, пошамкал и на боковую. Приятно путешествовать рядом с интеллигентным человеком, тем более умеренно храпящим.

И вдруг на одной станции, не помню, Тула или Рязань, а может и вовсе Калуга, заходят в вагон трое: старая бабка дряхлой наружности, бабенка среднего возраста и ихнее сопливое дите, лет пяти или десяти. И сразу - шасть в наше купе. И тут бабка останавливается в проходе и эдак носом ведет. "Чу, - говорит, - никак кошачьим духом пахнет?"

- Все верно, товарищ бабушка, - отвечаю я, - есть небольшой запашок. Это от моего кота, который меня, значит, сопровождает.
- Да вы что, ополоумели, - кричит бабуся, - котов в купе возить? А лошадь ты с собой не везешь?
- Лошадей у нас не водится, - культурно поясняю я, - окромя кота - никакой живности. Да и кот у меня, сами видите, одно слово, что кот, тщедушная скотинка, к тому же с придурью. Он вас никак не обеспокоит, гражданка.
- Как же не обеспокоит? А ежели у нашего сопляка на этого кота аллергия? Об этом ты подумал, дурья башка? Может, у нас дите не имеет права находиться в одном помещении с котами. Может у него от этого разные расстройства в организме происходят. Ась?
- Так тогда вам надо было покупать билеты в вагоны, куда котов не пускают. А в этом вагоне провоз животных разрешен и кот мой едет по всем правилам - за него уплачено и квитанция есть.

Бабка, конечно, про это слышать не хочет и зовет проводницу. Приходит проводница, тщедушная женщина с заспанной физиономией.
- Я, - говорит, - натурально не понимаю, в чем дело, граждане? Пять минут едете в поезде, а уже скандал учинили и орете на весь вагон, нарушаете беспокойство других пассажиров и тревожите их своими претензиями.
- Ты не больно-то тут, - наступает на нее бабуля, - мы в своем праве. А тут наши права нарушаются вот этими, которые с котами уселись тут.
- Изложите суть претензии, - отвечает проводница, - я натурально не понимаю, в чем дело?
- А дело в том, что вот этот подлый гражданин везет с собой кота в купе. Ежели бы мы хотели ехать к себе в Калугу или, например, в Рязань в коллективе животных, то брали бы сразу билеты в теплушку для скота. Выкидывайте этого пассажира вместе с котом из вагона, потому что нам уже не терпится преклонить голову на подушку и забыться тревожным сном после наших злоключений.

- Извиняюсь, конечно, - вмешиваюсь я, - но я, может, не согласный, чтобы меня выкидывали из вагона вместе с котом. Хотя я и без кота тоже не согласен быть выкинутым из вагона. Тем более правилами строжайше запрещено вышвыривать пассажиров из поезда на полном ходу, независимо от того, с котом они или нет.
- Подтверждаю, - говорить проводница, - такого нет в правилах, чтобы пассажира с билетом выкинуть на ходу. Если бы он был безбилетником, еще куда ни шло, ну а раз у него есть билет - то извините.
- У нашего ребенка аллергия на котов и мы не можем засунуть его в это купе. У него тоже, между прочим, билет есть. Это, между прочим, свинство, когда с котами ездиют...
- Зачем же вы брали билеты в вагон, где разрешен проезд с животными, если у вашего ребенка на них аллергия? - недоумевает проводница.
- А мы знать не знали, что вы у себя тут такие порядки завели, что всякое отребье может ехать в купе вместе с порядочными людьми, да еще и весь свой зоопарк с собой возить. Если бы мы знали, мы бы ни за что не сели в этот треклятый вагон.

Проводница подумала и говорит:
- Если ребенка нельзя поместить в это купе, то размещайтесь в нем вы. А ребенок пусть ложится на ваше место в другом купе.
- Ишь какая хитренькая, - злобно отвечает старуха, - там-то у нас нижние места, а тут верхнее. Пусть на верхнем едет ребенок, он в силу малого возраста на верхнюю полку легко сиганет, а мне полночи на нее карабкаться.
Проводница и так, и сяк, а бабка ни в какую. Стоит на своем и требует пригласить сюда начальника поезда, чтобы он своей властью избавился от кота. Пришел, значит, начальник поезда. Поводил рылом и говорит:
- Натурально вы сами виноваты, что купили места в вагоне с животными, зная что у вашего ребенка непереносимость котов. А теперь беспокоите занятых людей, отрываете их ото сна и разводите канитель. Пусть ребенок ложится в другом купе на ваше место, а вы ложитесь в кошачье купе, а если вас что-то не устраивает, то можете сойти на ближайшей станции и подождать другой поезд.

Видит бабка - худо дело: не становится власть на ее сторону. С недовольной харей она устраивается в нашем купе. Сидит бормочет проклятья в адрес котов, проводниц, начальников поездов, ну и меня, конечно, костерит.
- Чего вам вздумалось таскать с собой кота через всю страну? Да еще и деньги за это платить? - Спрашивает она меня.
- А это, - отвечаю, - гражданка бабушка, и вовсе не ваше дело. Если правила дозволяют, то могу этого кота возить куда хочу и ни перед кем не отчитываться. Могу хоть в Америку с ним поехать.
- Эка хватил - Америка. Как будто там своих котов не хватает.
- Это фигуральное выражение. А вы бы лучше перед тем, как покупать билет, смотрели, в какой вагон вы его покупаете.
- Промашку дала. Ну тогда, раз так вышло, - говорит старушенция, - то по справедливости ты должен мне свое место уступить, а сам со своим блохастым котом лезть на верхотуру, чтобы не раздражать порядочных людей своим гнусным видом.
Я говорю:
- По справедливости, старая гражданка, вы уже должны были давным-давно тихо скончаться и не беспокоить людей свой сквалыжностью. Я просто удивляюсь, что в таком возрасте люди могут себя так непотребно вести. Вас, может с того света по нужде отпустили и уже с фонарями там ищут, а она тут претензии выдвигает. Ползите на свою верхнюю полку и не приставайте ни ко мне, ни к моему коту. Ну или можете позвать проводницу, она рассудит, как будет по справедливости.

Хотела бабка развить дискуссию, но тут мой сосед, на ноги которого уселась старуха, прямо взъярился:
- Дайте, - говорит, - поспать, черти. А то я сейчас эту старуху вообще закину на багажную полку, чтобы не слышать ее ворчание.
Хотела бабка возразить, но потом посмотрела на злого соседа и со вздохом полезла на верхнюю полку. А мы еще немного полюбовались с котом друг на друга и спокойно заснули. И никто нас ночью больше не беспокоил, ни ребенок с аллергией, ни сварливая старуха, ни сын короля-звездочета, жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат.

Мы с котом в поезде

Еду я как-то со своим котом в поезде. А он, как и его хозяин, большими умственными способностями похвастать не может, поэтому держу его при себе и никуда не отпускаю. Станция. Открывается дверь купе и очень пожилая девушка останавливается в дверях как вкопанная.

- Это, что у вас? Кот? - Говорит она таким тоном, как будто речь идет минимум о питоне.
- Я не большой специалист в зоологии, - отвечаю, - но люди, которые передали мне его юным, клятвенно заверили, что это животное определенно имеет отношение к семейству кошачьих. Не могу сказать, что давно знаю этих людей и могу поручиться за их честность, однако вместе с тем у меня нет и никаких оснований считать, что они покривили душой, делая это заявление.
- А чего это вы с котом ездите тут? У нас у ребенка аллергия. И что нам делать теперь?
- Мадам. Или мадемуазель. Этот кот - законный пассажир. Несмотря на отсутствие у него отдельного места, я щедро заплатил железнодорожникам за возможность не разлучаться с ним в путешествии. Должен заметить, что, как правило, я с готовностью откликаюсь на просьбу дать совет по любому поводу, но сейчас не могу ничем помочь, поэтому ваши дальнейшие действия оставляю полностью на ваше усмотрение.

Приглашается проводница, в ходе диалога с которой выясняется, что пожилая девушка, ее дочь и внук ни сном ни духом не знали о том, что существует вагоны, в которых разрешена перевозка животных, а знай они об этом прискорбном факте, они бы никогда не купили трижды проклятые билеты в такой трижды проклятый вагон. И вообще они считают небезопасным свое передвижение в купе рядом с пассажиром, который пал так низко, что таскает с собой блохосборник по всей стране, препятствуя добропорядочным пассажирам безопасно добираться к точке своего назначения. Тут я решил вмешаться в разговор, поскольку речь все-таки зашла обо мне.

- Я, - говорю, - не имею при себе рекомендательных писем, однако же мне довольно обидно слышать в свой адрес такие намеки. Конечно, если человек уличен в каком-то порочном поступке, окружающие имеют право подозревать, что он на этой скользкой дорожке не остановится, и потому относиться к нему настороженно. Но в свое оправдание могу сказать, что на данное преступление меня толкнуло незнание того, что перевозка кота железнодорожным транспортом уже зачислена в общественно порицаемое деяние...
- Ничего не знаю, - говорит пожилая девушка проводнице, - но вы как должностное лицо должны решить эту проблему. У нашего драгоценного отпрыска аллергия на кошек, если с ним что-нибудь случится, вы будете отвечать по всей строгости закона.
- Послушайте, - говорит проводница, - но вас же трое, а в этом купе должен ехать один из вас. Поменяйтесь кто-нибудь с ребенком местами и дело с концом. Например, вы оставайтесь в этом купе, а ребенок пусть размещается на вашем месте в другом...

У бабушки на лице отразилось такое возмущение, словно проводница предложила ей участвовать в каком-то совершенно неприличном для ее почтенного возраста предприятии:
- Там-то у нас два нижних места, а тут верхнее! На верхнем должен был ехать ребенок.
- Ну другого варианта я предложить не могу, - разводит руками проводница, - вагон заполнен и свободных мест нет.
- Вызывайте начальника поезда, - требует бабушка, пытаясь испепелить меня и моего тупенького кота взглядом. Кот в силу умственного развития встретил взгляд, который породил бы смуту в душе у кого угодно, довольным мурчанием. Ему вообще нравилось, что вокруг суета и крики. Он, вероятно, считал, что все эти эмоции связаны с восхищением его мужественным профилем, а потому воспринимал происходящее с неподдельным энтузиазмом.

Пришел начальник поезда. Человек довольно мрачный и не склонный к эмпатии.
- Что тут? Кот? Аллергия? Вам сказано - ребенок туда, а вы туда. Жаловаться? Жалуйтесь. Еще вопросы? До свидания, но лучше - прощайте.
В итоге женщина с ребенком и аллергией благополучно устроились в другом купе, а старуха - с нами. Она уселась в ногах у моего соседа по нижней полке и неодобрительно стала смотреть на нас с котом.
- И охота вам деньги тратить, катая кота туда-сюда? - наконец спросила она меня.
- Уверяю вас, что за проезд этого кота, уплачены честно заработанные деньги. А раз я их честно заработал, то, полагаю, вправе их расходовать по своему усмотрению, не спрашивая мнения случайных попутчиков. А я, кстати, его и не спрашивал.
- Плохо, конечно, что так получилось. Там-то у меня нижняя полка была... Не поменяетесь со мной полками? - с кроткой улыбкой вдруг спросила она меня.
- Мадам. Или мадмуазель. Обычно я с радостью откликаюсь на подобные предложения. Мне они льстят, а потому чаще всего, вызывают во мне горячий интерес. Но в данном конкретном случае, вынужден ваше предложение решительно отклонить. И хотя устроенное вами представление, признаюсь, несколько скрасило однообразие пути, ваши необоснованные подозрения в мой адрес и огульные обвинения в адрес моего кота, а также иные оскорбительные замечания в наш адрес, пусть сказанные и не нам, но невольно услышанные нами в ходе вашего диалога с проводницей, делают невозможным заключение каких-либо сделок между двумя заинтересованными сторонами, включая (но не ограничиваясь) и обмен местами.

Старуха вздохнула и, несколько нарочито кряхтя, полезла на свое место на верхнюю полку. Заняв там позицию, позволяющую обозревать все купе, она какое-то время все свое внимание сфокусировала на противоположной нижней полке, сверля нас с котом недружелюбным взглядом, к моему неудовольствию и полному восторгу кота, который начал крутить головой, предоставляя, как он считал, его новой поклоннице возможность рассмотреть его мужественный профиль с разных ракурсов. Не много ума отпустил бог моему коту. Вероятно, более умный его собрат отошел к более умному хозяину. А мне судьба определила в питомцы того, кто не будет заставлять меня чувствовать себя неуютно от его интеллектуального превосходства. И на том спасибо.

Наставление преступникам

Преступника всегда подводит самоуверенность, основанная на глупости. Судите сами. Умный человек просчитывает вероятность успеха предприятия и возможные риски. Допустим, ему поступило предложение совершить диверсию. Умный человек будет рассуждать так:

"Предложенная сумма мизерная с учетом риска получить огромный по меркам человеческой жизни срок. Мне необходимо подготовиться к данному преступлению - это определенный труд. У меня ведь нет опыта, я не учился диверсиям. Легальным путем обучиться не получится. Значит, я должен буду долго и усердно собирать нужные мне сведения и знания по крупицам, и все равно они будут фрагментарны. Против меня будет целая система, где для людей раскрытие подобных преступлений - профессия. Они компетентны и у них есть опыт, кроме того, на них работает наука. Это значит, что даже максимально хорошо подготовившись, я все равно останусь на уровне, когда шансы уйти от ответственности минимальны. Даже если сначала меня не поймают, я все равно буду вынужден жить в постоянном страхе, что они вышли на мой след. Какую сумму они предлагают? Хм... Пусть ищут какого-нибудь дурака со своим предложением, я - пас".

Как рассуждает дурак? Он говорит: "О, десять тысяч за один вечер? Прекрасно! Уверен, мне улыбнется удача и все пройдет гладко".

Потому что дурак не способен просчитать ничего. Его ведет вера в слепую удачу. Он ничего не знает о том, как скрывать следы преступления и как не оставлять улики на месте преступления. И очень быстро на его запястьях защелкиваются браслеты, после чего он уезжает на долгие годы в места, где собирают других таких же самоуверенных дураков в одну кучу и пытаются извлечь пользу из их никчемной жизни путем использования низкоквалифицированного труда, соответствующего их умственному развитию.

Запомни, идиот. Тебя поймают и посадят. Просто представь 10-15 лет заключения и все, чего ты будешь лишен в это время, упущенные возможности и твои моральные страдания от неволи. И положи на одну чашу весов. А на другую - потенциальную прибыль от авантюры. И взвесь. Это даже тебе под силу.

Звериный оскал гуманизма

Читаю тут проникновенный пост в соцсетях о безусловной ценности человеческой жизни. Людей убивать нельзя! - пишет журналистка. И, видимо, очень гордится своей позицией. Потому что эта позиция кажется ей беспроигрышной. Ну кто будет с этим спорить, в самом деле? Я буду. Потому что эти гуманисты никогда не сталкивались с необходимостью отнимать чью-то жизнь и им кажется, что в этом мире все просто, так же, как и в их фантазиях, где розовые пони скачут по голубым облакам. У меня есть несколько вопросов к такой позиции.

Соседнее государство убивает своих граждан. Вот просто по беспределу. Даже не надо далеко за примерами ходить - те же красные кхмеры. Вот просто убивают. А у твоего государства есть все возможности остановить эту бойню. Но только военным путем. Однако военный путь предполагает, что придется умертвить некоторое количество военнослужащих соседней страны, которые с оружием в руках будут встречать оккупантов. Должны ли мы безучастно взирать, как убивают женщин и детей, чтобы не нарушить принцип "людей убивать нельзя"? А если да, то не становимся ли мы в таком случае соучастниками этих убийств?

Или вот пример. Заблокировали мы террориста. Он человек. Он в нас стреляет. Мы все еще не имеем права отнять его бесценную жизнь? Нужно дать ему уйти? Но тогда он совершит террористический акт и убьет людей. Не становимся ли мы в результате бездействия соучастниками этого преступления? Я помню,  как такие "гуманисты" писали, что нужно брать его живьем и ждать, когда у него кончатся боеприпасы. Ну то есть безропотно умирать, чтобы не дай бог не посягнуть на его драгоценную жизнь.

То есть подобный слепой и упоротый гуманизм, возведенный в догму, всегда имеет звериный оскал, потому что "гуманист" готов безлимитно жертвовать чужими жизнями, лишь бы его совесть и руки были чисты. Ну а если кого-то из твоих родственников будет убивать условный Чикатило? Ты будешь стоять рядом и пытаться отговорить его своими пламенными речами о гуманизме? Что ты можешь противопоставить злу, кроме своей тупости и упоротости, которые как раз стимулируют и поощряют зло? Во время войны солдаты одной стороны вдруг все поголовно принимают эту догму как жизненное кредо и перестают убивать? Как  ты думаешь, тупое создание, солдаты противоположной стороны проникнутся такой позицией и перестанут стрелять? Да они радостно вырежут весь личный состав под корень, радостно улюлюкая.

Садисты, психопаты, маньяки, террористы, нацисты и прочая подобная публика хотят убивать людей и жаждут этого. Но ты идешь со своими проповедями не к ним, а к тем, кто с ними борется. Это уже говорит о том, что транслируя свою догму из мира розовых пони, ты не демонстрируешь ничего, кроме слабости умственной деятельности. Почему-то ты не идешь к пьяному отморозку, бегающему по улице с топором, и не рассказываешь ему свои проповеди. Не отправляешься в Сомали, чтобы там перевоспитывать местных главарей банд. Не проповедуешь это на Украине. Ты решило высраться здесь, и показать, какое ты в белом пальто высокоморальное и нравственное.

И вот еще на подумать. Твоему близкому нужен донорский орган. Донор есть - он лежит в вегетативном состоянии без надежд на пробуждение функции мозга. Остановишь ли ты руку врача, который будет отключать ему систему жизнеобеспечения? Ась? Жизнь же еще теплится в нем. Ты никогда не стояло перед страшным морально-нравственным выбором. Ты никогда не осмысливало этот выбор. Но лезешь выставлять свою тупость и неспособность к продуктивной мыслительной деятельности перед теми, кому приходилось делать этот выбор. Зачем? Чтобы показать окружающим, что ты выдающийся гуманист современности? Если бы Гитлера и его приспешников вовремя убили, сотни миллионов жизней были бы спасены. Но нет - у Гитлера драгоценная жизнь, и отнимать ее нельзя ни в коем случае. Почему? Потому что тупой гуманизм. И неспособность держать свою тупость в себе.

А всего-то и надо - включить мозги и подумать. Когда смотришь, сколько вас тупых наплодили, волей-неволей приходишь к выводу, что ценность человеческой жизни сильно переоценена. По крайней мере, ценность жизни тупых людей, неспособных держать свою тупость при себе.

Ненависть и сострадание

Был конец октября. Днем в Ингушетии в этот период еще жарко, но вечером, как только солнце уходит за горы, температура становится близкой к 0 градусов. Мы работали по адресу террориста-смертника. Мать и сестра давно его не видели, но тем не менее, их дом, как и дома ближайших родственников подлежали полному досмотру и обыску. Сестре его было чуть больше 20 лет - довольно красивая, худенькая, я бы даже сказал - хрупкая девушка. Мать взяли с собой на досмотр двора, а ее пришлось эвакуировать на улицу. Фактически она вышла в том, в чем была дома. И зайти назад, чтобы взять что-то из теплого у нее не было возможности. Она пыталась укутаться в какую-то вязанную кофту, которая явно не могла согреть ее при такой погоде. Моя позиция была за пределами двора, я не мог пойти в дом и вынести ей что-то из одежды. Но у меня всегда в это время года с собой в машине теплая зимняя куртка - неизвестно как будут разворачиваться события и сколько придется торчать на холоде.

Я сходил, взял куртку и, несмотря на робкие протесты девушки, накинул куртку ей на плечи и застегнул молнию. Как только я отошел, проходящий мимо опер раздраженно буркнул мне:
- Жалостливый? А вот они бы тебя не пожалели...
Я не знаю, пожалели бы или нет. Его раздражение было понятно - в террористическом акте погибли наши коллеги. Но виновата ли девушка, что ее обезумевший брат стал убийцей? Я, собственно, не рассчитывал ни на ее жалость, ни на ее сострадание в случае чего. Я сделал это даже не ради нее. Чужие мучения никак не уменьшат твою боль и не успокоят скорбь. Тем более страдания человека, непричастного. Я знал, что девушке только предстоит узнать, что ее брат мертв. И что, покончив с собой, он отнял жизни нескольких незнакомых ему людей. И что обрек ее на на титул "сестра террориста-смертника". Она скоро узнает и тогда ее красивое лицо исказится гримасой ужаса и боли. Но это будет чуть позже. И я никак не мог повлиять на то, что случится. Все, что я мог сделать - согреть ее. Не из чувства жалости. Просто нормальный человек не может безучастно смотреть на страдания тех, кто этого ничем не заслужил.

Мне жаль и еврейских детей, и палестинских, и украинских. Я ничего не могу с этой жалостью поделать и не могу этого изменить. У меня нет выбора. Я родился русским и обречен на то, чтобы жалеть невинных, щадить пленных и оставаться человеком. Если я отрекусь от этого, то перестану быть не только русским, но и утрачу все человеческое, что есть во мне. Ненависть не останавливает насилие. Человек может смириться, если отнять у него деньги, кров, права, здоровье. Но отняв у него ребенка, вы лишите его самой возможности смирения и примирения. Возможно, даже убьете в нем человека. И тогда единственным мотивом продолжать свое существование у него будет месть и ненависть. Часто слепая и безумная. И евреи, и палестинцы сейчас не решают конфликт. Они его разжигают и расширяют, вовлекая в него все новых и новых участников, ослепленных яростью, которая порождена невыносимой скорбью. Спасти их может лишь сострадание и жалость к близким  врага.

Нелюди целенаправленно бьют по гражданским в Белгородской, Курской, Брянской и Воронежской областях. Нелюди убивают мирных евреев и палестинцев. И ликуют, глядя на тела жертв. У них нет национальности - национальность присуща людям. А эти утратили все человеческое. Мы с вами не можем рассчитывать ни на чью жалость. И не надо на нее надеяться. Но мы сами не можем не жалеть и не сострадать. Потому что это то, что делает нас нами. Это то, что отличает нас от Запада, который любым жертвам готов громко и картинно сострадать, если это геополитески выгодно, и в упор не видеть другие жертвы. При ведении боевых действий жертв среди гражданских избежать очень трудно. Но мы никогда не будем выбирать их в качестве целей специально. Потому что мы не террористы, не израильтяне, не хохлы, не американцы, не англичане. Потому что мы - последние, кто стремится сохранить в себе человека. Может быть, именно в этом наша миссия. Может быть. Но совершенно точно это одно из главных качеств, которое делает нас русскими.


Свои

Знаю один случай. Реальный. Один предприниматель попросил другого предпринимателя оказать ему дружескую услугу. Взять на работу девушку, с которой его связывали отношения гораздо более близкие, чем дружеские. Любовницу, короче. Но сразу предупредил - девочка тупенькая и ни к чему не приспособленная, поэтому важных дел ей лучше не поручать. Состоялся такой диалог:
- Да зачем же она мне нужна такая?
- Да просто пусть будет при деле. А я все расходы компенсирую. И зарплату, и все остальное.
- Ну и взял бы сам её к себе на работу.
- Не могу. Я уже жену взял бухгалтером.

К чему эта история? Любой грамотный предприниматель знает - нельзя брать на работу родственников и друзей. И все это правило нарушают. Неуклонно и постоянно. И вынуждены терпеть обузу, иногда не только не приносящую пользы, но и вредящую работе. Почему? А это именно то, что отличает нас от западного склада личности. Там эффективность - важнейшее качество. У нас важнее сохранить хорошие человеческие отношения. Это важнее интересов бизнеса, общественных и, увы, государственных интересов. Помните, еще у Грибоедова было: "Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, ну как не порадеть родному человечку!"

Отсюда и непобедимость коррупции. Отсюда и более гибкое отношение к правилам и законам. В советское время в государственном строе, где подобного явления не могло существовать в принципе, оно цвело и благоухало и получило даже определение: "кумовство". Более того - получило свое развитие, расширившись до "блата", где помогали своим, которые свои не потому что родственники или друзья, а потому что могли пригодиться. Это менее прочные узы, но явления в целом одного порядка. Государство менялось, менялся государственный строй, а сформулированный Грибоедовым принцип оставался неизменным. Попытки исправить это и навязать прямо противоположную модель поведения ни к чему не приводили. Павлик Морозов так и остался в одиночестве на этом поле, проиграв традиционному укладу. Даже имя его превратившись в иронический фразеологизм.

Но есть в этом правиле одно исключение. В гражданской войне брат готов пойти на брата, а сын против отца. И родственные узы мало чего стоят, а лютость такая, словно все столкнулись лицом к лицу со смертельными врагами. Вопрос - почему так? У меня есть теория. Потому что родственные, дружеские и иные связи, обретая порочность в государственной и иной любой системе за рамками личного, неизбежны именно потому, потому что они являются краеугольным камнем всего того, что делает нас нами. Если от них отказаться ради любого сколь угодно светлого будущего, то рушится и вся система общества. Если идея важнее, а твой брат выступает против нее с оружием в руках, то надо брата убить. А если важнее брат или сестра, то идея всегда будет ютиться на периферии общества. Будь это борьба с коррупцией, построение коммунизма или путь в европейское процветание.

Вывод простой. Родные, близкие, друзья, любовницы, любовники, хорошие знакомые, давние приятели - это и есть для нас самое важное. Важнее закона, правил, идеологий, правительства, бизнеса, денег и всего остального. И плата за это - коррупция, кумовство, блат, неэффективность и прочие порочные явления. Истребить это в нас невозможно. А любые попытки исправить всегда приводят к междоусобному кровопролитию. Когда идея построение коммунизма смогло это подавить - произошла гражданская война. Когда идея стремления в Европу победила братство на Украине - тоже началась гражданская война. А теперь она же привела к кровопролитному противостоянию с Россией. Потому что очередная идея стала важнее брата. И если брат против нее, то он теперь колорад, сепар и рашист. Придется удобрить землю его кровью.

"И сказал Господь Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему? И сказал Господь: что ты сделал? голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли..." (с)


Цели и задачи

По итогам предыдущего поста, я хотел ответить на глупые вопросы и категоричные заявления, но решил в итоге, что учить таких комментаторов - только портить. Отвечу лишь одному человеку, который справедливо заметил, что именно мы разработали оружие, способное достичь США и преодолеть не только существующие, но и перспективные системы ПРО. И именно мы сделали так, что наименее уязвимы наши боеголовки именно в заключительной фазе. То есть мы фактически вынудили США двигать свою противоракетную оборону максимально близко к месту запуска ракет, чтобы увеличить шансы на перехват. Отвечу на это, что мы не заставляли американцев выходить из договора по ПРО, который обеспечивал глобальную безопасность. Поэтому все эти разговоры о том, кто в ответ на что и как вынужден действовать - в пользу бедных.

Давайте лучше посмотрим на цели и задачи СВО с нашей стороны и со стороны противника. Итак, американцам нужна Украина, а нам нужно, чтобы американцам она не досталась. Нужно согласиться с тем обстоятельством, что мы полностью проиграли США в вопросе решения своих задач несиловыми методами. Они подготовили и организовали на Украине майдан (и даже не один), а мы никого у себя даже не наказали за этот провал. Но именно люди из МИД, СВР и прочих заинтересованных ведомств несут ответственность за то, что теперь эту проблему приходится решать именно таким образом. Импотенты чертовы. Но это так, ремарка.

Итак, мы задачу решили в среднесрочно-долгосрочной перспективе. Украину невозможно принять в НАТО и невозможно притащить туда инфраструктуру ПРО. И текущий статус-кво нас устраивает. Да, пришлось забрать себе уже занятые территории, но это несопоставимо по расходам с тем, если бы пришлось забрать всю Украину. Теперь достаточно продолжать СВО в вялотекущем режиме, не давая шанса Зеленскому на капитуляцию. То есть, задача состоит в том, чтобы не поставить его в условия, в которых руководство Украины осознает, что продолжение сопротивления бессмысленно.  Ибо в этом случае, нам придется занимать всю территорию Украины, восстанавливать там все и финансировать. Естественно, нам выгоднее, чтобы это пока делали наши геополитические противники. Те прекрасно понимают, что к чему и подталкивают Зеленского к активным действиям. Однако рассуждать о наступлении - совсем не то же самое, что проводить его. Это сложная и рискованная затея, которая может закончится грандиозным провалом. И не факт, что это приведет к окончанию конфликта. Вернее - точно не приведет.

Поэтому на помощь приходят старые недобрые террористические методы. Бить по гражданским объектам в расчете на то, что население будет требовать от властей перейти к активным действиям. В данном случае цель именно такая. Заставить нас не прекратить СВО, не пойти на мирные переговоры, а перестать вести вялотекущую войну, перейти в наступление и захватить Украину. Власть там можно будет опять поменять чуть поже на проамериканскую, деньги для этого требуются небольшие, а США умеют играть в долгую. А Россия, взяв Украину себе на баланс, окажется перед неминуемой экономической катастрофой. То есть, все понимают цели и задачи друг друга. Мы временно задачу решили, попутно вынудив западные страны взять себе на баланс Украину, США свои задачу не решили и несут дополнительные расходы, которых они не планировали. Их текущая задача: как можно скорее изменить статус-кво, наша: сохранить его в неизменном виде.

Вышесказанное логично объясняет и отсутствие крупных стратегических операций на фронте с нашей стороны, и бессмысленные с военной точки зрения обстрелы и провокации в российском приграничьи с украинской стороны. И продолжение торговли и транзита через Украину, и прочие непонятные ранее странности спецоперации. Лучшим для Украины и России решением была бы смена власти на Украине революционным путем на пророссийскую. Однако это пока невозможно, тем более, мы для этого ничего не делаем, да и американцев такой вариант не очень устраивает, поэтому они сделают все возможное, чтобы этого не произошло (нам бы поучиться у них этому).

Тем не менее, риски для нашего государства сохраняются - население недовольно отсутствием внятных и исчерпывающих мер по защите приграничья и уже даже столицы, обнажились и обострились многие ранее не так бросавшиеся в глаза проблемы в системе управления, плюс ведомства и элиты ведут свои подковерные игры против друг друга, стараясь усилиться за счет ослабления других. Тем не менее пока экономика устойчива, запас прочности позволяет руководству страны не делать решительных шагов.

И главный вопрос. Почему обе стороны не говорят открыто об истинных причинах кризиса? Потому что американским властям это невыгодно, так как возникнут неберущиеся вопросы о том, как так оказалось, что система ПРО, в которую вложены колоссальные средства, не будет завершена и рискует оказаться рекордной по бессмысленной трате денег? Российским властям точно так же невыгодно отвечать на вопрос, почему они довели ситуацию до того, что приходится решать проблему через вооруженный конфликт. Почему они позволили загнать себя "к канатам"? Чай, американцы не за один день реализовали свой план? И тут и у российского руководства, и американского полное единодушие в плане официального объяснения причин конфликта. То есть, объяснять его как угодно, только бы не выставлять себя идиотами, впустую растратившими астрономические бюджеты, или импотентами, которых геополитический противник загнал в угол. Поэтом мы лишь "денацифицируем", а Запад просто по доброте душевной помогает украинцам умирать "за свою свободу". Впрочем, во внешней политике говорить правду - давно моветон.