molonlabe (molonlabe) wrote,
molonlabe
molonlabe

Ницше, ты не прав

Полночь хорошее время для размышлений. Сейчас половина первого ночи, а я не могу уснуть. Сбился режим дня. Но зато ночью хорошо думается. И я, ворочаясь в постели, думал, как ни странно о Ницше. Да, да, я читал его. Не ради хвастовства, а просто было интересно. В последнее время я часто о нем вспоминаю. Многие комментаторы в моем блоге напоминают мне его. 

Они так же не правы, как и он. Старина Фридрих не упоминает об идеальном мире. Но все его работы пронизаны этой мечтой. Ему казалось, что он понял, как исправить этот мир. Нужно исправить человека. Не нужно жалеть убогих, от них нужно избавляться. Во имя высшей цели. Нужно пожертвовать жалостью и любовью ради идеального мира. Где не останется калек и убогих, пороков и уродств, лжи и лицемерия. Сам того не замечая, он загнал себя в тупик. Потому что нельзя стать идеальным человеком, да и просто нельзя стать человеком, отказавшись от самой человеческой природы.

Мы  носители всех пороков и достоинств. В той или иной степени они присутствуют в нас. Лень и энтузиазм, честность и лживость, корысть и великодушие, бессердечие и сострадание. Мы не идеальны и идеальными не будем никогда. Как метко подметил лис в "Маленьком принце", нет в мире идеала - если есть куры, значит где-то рядом есть и охотники.

Почему же многие комментаторы так жаждут этого идеального мира, этой иллюзорной мечты, этого миража? В котором судьи честны и неподкупны, полицейские в своей работе руководствуются исключительно чувством долга и законом, а чиновники не берут взяток и не лоббируют интересы своей родни. В котором каждый выполняет свою работу качественно, относится к окружающим доброжелательно и бросает мусор исключительно в урны?

Погоня за миражом - самое бессмысленное занятие. Этот мир невозможно исправить, не исправив себя. Но мало кто хочет вести борьбу со своим драконом. Проще имитировать борьбу с общим. В этом суть. Почему террористы ведут "малый джихад"? Потому что "большой джихад" требует строгого отношения к самому себе, а главное борьбы с самим собой. Почему народ протестует против правительств, но не протестует против собственных недостатков? Та же причина. 

Я ненавижу спорт. И физкультуру. Каждое утро я веду маленькие победоносные сражения с самим собой. Заставить себя бежать, отжиматься, подтягиваться. Именно заставить. Иногда я терплю поражения. Победы в борьбе с собой горьки, а поражения невыносимо приятны. Поэтому всегда интереснее воевать с ветряными мельницами. Это хотя бы отвлекает от борьбы с самим собой.

Никогда не будет идеального мира. Это не значит, что не нужно стремится к идеалу. Это значит лишь то, что если мы к нему приблизимся - будем ли мы достойны этого прекрасного бытия? Или, нас вышвырнут оттуда идеальные люди, ибо мы не достойны? Лично я не уверен, что меня туда пустят, несмотря на то, что я не так уж плох (моя мама придерживается такого мнения обо мне, а я привык ей доверять).

Любая идея, требующая пожертвовать кем-то ради всеобщего блага - отратительна по своей сути. Любая идеология, в которой заложена необходимость убивать, обречена на провал. История человечества это доказывает постоянно. Но все равно находится кто-то, считающий что жертвы необходимы для высшей цели. И бежит навстречу убегающему миражу и, соотвественно, своей гибели.

Вот думал, выскажу мысли и спать захочется, а сна, по прежнему, ни в одном глазу. А завтра снова на войну с самим собой...


ВМЕСТО ПОЕДИНКА
Вадим Бабенко

Прости меня, мой маленький отряд -
моей трубе не спеть походной песни,
не прозвучать в каком-нибудь бою,
и призраки, построенные в ряд,
все ловят взгляд и требуют: «Воскресни,»
но чувствуют беспомощность свою.

Пора прошла. Я напророчил вам
грядущую компанью, и похоже,
все было зря – по тысяче причин.
Теперь со мной горячим головам
не по пути, и осторожным тоже:
труба молчит, и путь неразличим.

Противнику от собственных потерь
не цепенеть, на промахи не злиться,
в отчаяньи – по-правде говоря,
никто не знал – и раньше, и теперь -
что мы вообще готовились сразиться,
старательно укрытия творя.

Не проиграв, но выйдя из игры,
мы лишь глядим в безоблачные дали,
где мечутся меж выжженных полей
для нас неподходящие миры,
по нашим одиночествам едва ли
скучавшие в беспечности своей.

И мы несемся в стонущих авто,
гонимы раскаленными ветрами,
навстречу им, покорные судьбе,
готовые к возмездию за то,
что до сих пор не выдумали сами
сражения достойного себе.

А впереди, в разбросанных клочках
разбитых туч, закат встает без спешки,
пылающий невиданным огнем,
и бесится в измученных зрачках
проклятый знак презрительной усмешки,
как будто нарисованный на нем.

1994


Comments for this post were disabled by the author