molonlabe (molonlabe) wrote,
molonlabe
molonlabe

Самое запомнившееся боестолкновение

Ну, как и обещал - рассказываю. Победила эта тема с небольшим перевесом, поэтому начнем с нее.
Я тогда только перевелся в спецназ и сразу же отправились в командировку на Кавказ. Ну и как-то так сложилось, что попали на период затишья. Наверное, месяц вообще не было никаких боестолкновений. Ну, конечно, как все молодые, я рался в бой, потому что все тренировки остаются тренировками, а экзамен сдается в бою. Нас, чтобы меньше бездельничали, привлекали к всякой фигне - охранять, сопровождать и т.д. И вот отправили нас охранять троих прокурорских следаков - сопроводить на недавно разсхреначенную базу. Им там нужно было провести следственные действия, ну а мы должны были обеспечить их жизнь и здоровье. Идем, все по классике, как положено. Прокурорские дохнут, конечно, в своей новенькой полевой одежде и казенных берцах, а сказать, что устали им как бы неловко - вроде как гордость не позволяет. Топают, сжав зубы, и чуть не плачут. Ну, старшой видит это дело, понимает, что если они окончательно сдохнут, то тащить их придется на себе, и дает команду - привал. Сели, следаки сразу к своим фляжкам, а на лице такая гордость - типа, выдержали первый этап. Хотя привал на самом деле только ради них и сделан.

И тут головняк передает, что видит духов - пять человек. Тащат что-то на носилках, а один впереди идет - головняком. Говорят, возьмите на себя первого бойка, а этих мы сами положим. Ну бой длился примерно секунд 20. В нашу сторону ни одного выстрела не прозвучало. Естественно, все перемещаются на место боя, выставляемся, некоторые уже рассуждают о наградах - все-таки пресечение крупного терракта, судя по ноше на носилках - там взрывчатки на целую легковую машину.


Взрывотехники подошли, помотрели, говорят, не, не взрывчатка. Труп. Убираем спальник сверху, а там лежит какой-то кусок обгорелого мяса. Рук нету по локоть, кишки наружу, лица тоже нет, вмета рта - дыра. Ну все смотрят спокойно, че там, всякое видели уже. И тут этот кусок мяса издает стон. Этот кусок мяса - живой. И тут всех начало выворачивать наизнанку. Прокуроские блюют, мы блюем... Одно дело, когда видишь обезображенный труп, другое дело, когда это живой человек, котрому больно, у которого нет глаз и он там  своем мраке наедине со своей нестерпимой болью. 
Почему они его не добили? Куда несли? Зачем продолжали его мучения, если видно же, что он не жилец? Ну, несуны уже трупы, и узнать не у кого.

Ну мы говорим старшому, типа, надо бы его кончить. А он глазами показывает в сторону прокурорских. Это же убийство вообще-то, если что. Мы проявим жалость, а они себе потом на нас карьеру сделают. Ну наш старшой, под дурачка, спрашивает у следаков, что с ним делать. А они прямо так, как само собой разумеющееся, - надо тащить вниз. На базу, типа, завтра пойдем, раз такое дело, а трупы и кусок мяса - тащим. 

Ну вот несем, охреневаем, конечно. Запах... ну, я словами передать не могу. Несем и блюем, кому еще есть чем блевать. А он стонет. А потом старшой говорит прокурорским, типа, надо ребят подменить. А то устанут, если снова бой, будут уставшие, все погибнем. Ну залечил их, взяли они носилки, пронесли где-то метров триста, положили на землю и говорят, хрен с ним, кончайте. Пока они не передумали, быстро все сделали и скинули кусок мяса в какую-то ложбину. Трупы сложили, закидали ветками, привязались к местности и пошли обратно на базу проводить следственные действия.

И вот все время с тех пор меня не покидало ощущение, что мы не до конца убедились, что тот кусок мяса окончательно мертв. Если он выжил после того, что с ним случилось, а вдруг он выжил и потом? И лежит в лесу, а его вороны клюют, а он чувствует боль и только стонет... Брррр...

Ну вот со временем отпустило. А этим летом в Ингушетии уже бойки родителям подкинули  останки своего кореша. Взорвался где-то, тоже скорее всего на фсбшном подарке, но там без вариантов - на куски. Бойки сложили в мешок эти куски и перекинули его родителям через забор на огород, типа, это теперь ваша проблема. Из-за этого случая снова все чаще стал вспоминать тот самый первый бой и тот кусок живого мяса.
Говорят, что специально им подбрасывают "неразорвавшиеся" мины и снаряды, которые даже при перемещении жахают, а не то, что при сверлении. А может быть, схрон заминировалиих нашли и заминировали. Черт его знает.

Потом много всего было, но вот это все помню до сих пор очень отчетливо. Война - очень уродливая тетка. Иногда уродливая до невозможности...



Comments for this post were disabled by the author