molonlabe (molonlabe) wrote,
molonlabe
molonlabe

Честь семьи Алиевых

Чего-то жизнь какая-то тяжелая началась. Ну, в принципе, она с каждым все тяжелее и тяжелее. Все-таки возраст. Вот, когда было осложнение обстановки и активизация бандподполья, как-то легче было. Да, ОБМы были постоянно, но это не так изнурительно, как бесконечные тренировки на жаре. А главное, чему тренироваться, если уже понемногу к пенсии готовиться нужно. Возраст, зараза, уже не тяну эти долбанутые нагрузки. Война – дело молодых… Ну я, собственно, написать пост решил не ради того, чтобы пожаловаться. Уже две недели читаю в интернете стенания семьи Алиевых, у которого сотрудники правоохранительных органов убили «чистой воды невиновного родственника». И его верную супругу. Пишут, как обычно, что была «бессудная казнь», а братик был мирным тихим строителем. Я просто умиляюсь – оказывается, «силовики пытаются опорочить и очернить кристально чистую фамилию Алиевых». А эта фамилия мне небезызвестна. В ОБМ 25 июня мы, к сожалению, непосредственно не участвовали, но ход событий мне известен. Но сначала немного предыстории.


Один отставной опер-фсбшник раньше служил в Ставропольском крае. И участвовал в 1995 году в контртеррористической операции, когда Басаев устроил рейд на Буденовск. Как-то раз звонит ему женщина – одна из бывших заложниц, которую он опрашивал после событий. Рассказывает, что служит в пограничной службе контролером. И работала себе тихо, спокойно, пока в один прекрасный день не опознала в одном тихом гражданине, возвращающемся из Украины в Россию, ублюдка, державшего ее в заложницах в Буденовске. Постаревшего, осунувшегося, очень тихого и скромного – но уверена на сто процентов – это именно он. И называет его паспортные данные, фамилию, имя, год рождения и адрес прописки. Это и был Алиев Али Магомедович – чистой воды невиновный человек и пароход. Опер маякнул местным фсбшникам и тут, конечно, работа закипела.

Что характерно, я этого Алиева знал лично. Действительно – очень скромный и тихий человек. Кажется в 2009 году мы у него во дворе проводили обыск. Вернее не обыск, а досмотр. Да, точно, в 2009 году это было. Его родного брата мы уничтожили в том же году – он был главарем малгобекской бандгруппы. И тогда во время досмотра во дворе у Алиева подняли схрон – полтонны аммиачной селитры. И в связи с этим задерживали этого самого Али Магомедовича. Произвел он, если честно, положительное впечатление. Говорил, что брата осуждает категорически: «Убили эту мразь? Правильно сделали. Позор семьи. Если бы он появился тут – я бы его собственными руками придушил». И, кстати, сам показал на схрон. Говорит, «Ребята вон там мой непутевый братик когда-то что-то заныкал, покопайтесь – может что-то противозаконное». Ну, селитра, конечно, не противозаконна сама по себе, однако наличие такого объема у людей, не занимающихся сельским хозяйством, кое о чем говорит. Но Алиев категорически осуждал брата и терроризм в целом. Активно сотрудничал со следствием. И его отпустили, особо к нему не присматриваясь.

А тут вдруг открылись такие любопытные обстоятельства. И когда начали его разрабатывать, выяснилось очень много любопытного. Оказалось, что тихий и скромный Алиев – важное звено в канале переправки рекрутов на «земли благословенного шама». И создан этот канал кавказскими добровольческими батальонами ВСУ. Причем на Украине он существует фактически легально. И жена его – по уши в этой теме. Решили задержать эту супружескую пару, так как собирались они сваливать из России. Он продал свою машину-копейку, назанимал денег, у кого только смог и вообще по максимуму старался поднять деньжат. То есть, уже дальше разрабатывать смысла не было – нужно задерживать и получать информацию от них непосредственно. Поэтому установка была – живьем брать демонов, так как они владеют важной информацией. К тому же, не исключено, что он последний живой из той басаевской банды, кто участвовал в рейде на Буденовск. Поэтому там очень серьезно все были настроены на задержание живьем любой ценой. Почему не получилось? Просто не повезло. Сопротивление с их стороны не ожидалось, так как он – тяжелобольной человек, какое может быть сопротивление? Хотя парни спрашивали у оперов, что у него может быть из оружия? Опера говорили, что ничего нет, наверное, хотя черт его знает. Возможно, ствол есть, но это не точно. Короче, шляпа. В итоге поехали они, заблокировали дом, все как полагается.

Алиев выходит, спокойный, сопротивления не оказывает. Ему говорят: «Баба твоя пусть выйдет тоже с паспортом, мы сейчас дом обыскивать будем». Он начинает ливер катать, типа, поймите правильно, она же женщина, ей нужно туда-сюда одеться, все-таки на люди выходить. Ну, стоят, ждут. Выходит его жена. А личный досмотр женщины должна проводить женщина. Вроде как нарушение процессуальных норм, если мужик начинает щупать. Женщины-сотрудника, естественно, у них с собою нет. Ну, парни ей говорят:
- Тетенька, мы вас лапать не будем, но вы кофточку приподнимите, чтобы мы посмотрели, что у вас там топорщится.
Она отвечает: «Сильвупле», поднимает кофточку, а там пояс. Приличный такой, килограмма на полтора. Тут же всех как ветром сдуло. Остались двое самых отчаянных. И вместе с мужем начали ее уговаривать снять пояс. А подходить к ней и так боятся – у нее одна рука в кулак сжата. Парни накануне обсуждали, что парочка и без оружия опасная, потому что ВИЧ-инфицированые, могут чиркнуть спидозной иглой – и саламалейкум.

Короче стоят, уговаривают:
- Покажи, что в кулаке?
- Неа!
- Сними пояс.
- Неа!
- Ну, просто покажи, что в кулаке, мы подходить не будем.
- Неа!
И вот такой содержательный разговор минут двадцать. Тупик. Ни туда, ни сюда. Алиев вроде как адекватность проявляет: «Дорогая, да ну, чё ты в самом деле, может, не надо?»
Парни уже говорят: «Мадам, вы нас посвятите в свои планы. Ежели вы хотите сделать фейерверк, то извольте объясниться. В таком случае мы покинем территорию, чтобы не мешать». Ни фига.

Короче, что дальше делать – никто не знает. Можно, конечно, даму пристрелить, но соответствует ли это нормам поведения, принятым в высшем свете? Или будешь зону подметать, как распоследний фраер? Никто не может поручиться, что применение оружия в такой ситуации будет квалифицировано как правомерное. Как повезет. В итоге дама сообщает, что пояс она надела на всякий случай, дабы быть уверенной, что их никто не обидит. А взрываться она пока не собирается, если, конечно, все будет чинно, благородно и без скандала, способного бросить тень на ее репутацию. Тут стало все еще запутаннее. В итоге все склонялись к тому, чтобы завалить бабу-дуру одним точным выстрелом в голову. Но опера уперлись - нужно взять обоих живыми, хоть тресни. Жена его в качестве источника информации, возможно, даже важнее, чем сам Алиев.

Женщина говорит: «Если вам нужно осмотреть дом, то можете пойти, посмотреть, но ведите себя культурно, а не то я вас быстро распатроню». Ага. Желающих масса. Решили они отправить штурмовую группу со щитом. Штурмовая группа начала троить: «Вы чего, ошалели?» - говорят. И резонно замечают, что в такой ситуации щит не поможет. Если рванет, то сразу фарш, хоть три щита неси на себе. Опять уговоры, теперь уже бойцов. В итоге сформировали сводную штурмовую тройку из добровольцев. Поставили задачу - улучить момент и вырубить хрупкую женщину ударом приклада по голове, с одновременным выворачиванием рук, чтобы не дать возможности нажать взрыватель. Пошли они в дом, женщина показывает дорогу, дом небольшой, быстро посмотрели, вроде все в порядке. Естественно парни одним глазом дом осматривают, другим на женщину косятся, готовятся к решительному броску. А потом один из них спрашивает, а где мужик-то? А Алиева нету. Вроде только что рядом был, семенил услужливо, и вдруг исчез из поля зрения. Они начинают его звать, а он откуда-то из комнаты отвечает, типа, сейчас, сейчас, секундочку.

И утро внезапно перестает быть томным. Из комнаты аккуратненько так выкатывается хатабка. Тут-то щит и пригодился. Все резко сели за него, а оно как жахнет. Штурмовая группа, полностью оглушенная, отстреливаясь непонятно от кого, мужественно ломанулась к выходу. Вышли, ничего не слышат, глаза по пять копеек. Внятно ничего пояснить не могут. Что с женщиной не в курсе. Может наглухо, может ранена и контужена (что плохо – может в любой момент взорвать СВУ на себе). Постояли, потупили, но делать нечего – посылают другую штурмовую группу. Те зашли, все замерли в напряжении. А они выходят на расслабоне и докладывают – баба мертвая, мужик такой же. Как оказалось, его очередью прошило прямо через стену. Ну, и все. Зашли взрывотехники, посмотрели, говорят – мы не полезем. Раз уже был один взрыв, мы ничего трогать не будем. Хотите – накладным зарядом взорвем, а снимать не будем, нафиг надо.

Короче, театр абсурда. Вот собственно и весь этот «героический» ОБМ. Пока бегали за бабой, потеряли мужика. То, что прозевали как он в другую комнату слинял, конечно, косяк. Расслабляться и терять бдительность никогда не нужно. Булки всегда должны быть крепко сжатыми. Он вроде постоял, потрещал, убедил в своей лояльности, а в результате этого могло быть минус три доверчивых бойца. Я не говорю, что мы сработали бы лучше в такой ситуации. Я бы вообще на такаю авантюру не подписался - обезвреживать бабу с поясом. Но шаблонных ситуаций не бывает. Все бойцы живые, бандитская семейка – нет. Значит успешно все прошло, как бы там опера не ныли.

Теперь другой брат начинает выступать на камеру с рассказом о том, что его братик был мирным строителем, а сам он в ОБМ непосредственно участвовал и даже в дом брата ходил с камерой и радиостанцией. И рассказывает, как его силовики кинули на пол и избивали. На самом же деле, он из дома не выходил. Мужики рассказывают, что действительно просили его пойти с семьей брата пообщаться, так он лег на пол и говорит: «Чего-то сердце прихватило, дайте мне ведро корвалолу и отвяньте, никуда не пойду, буду умирать молодым прямо тут на полу». А теперь он ноет – силовики честь семьи порочат, а на самом деле ликвидировали ни в чем невиновных. Если в данной ситуации и есть косяк, то только в том, что позволили ему топтать землю слишком долго. А к оставшемуся брату-балаболу, я бы на месте оперов, повнимательнее присмотрелся. Безвременно почивший Али Магомедович тоже вроде был «за советскую власть» и мир во всем мире, очень переживал за то, что его брат-террорист опозорил честь семьи, а на деле оказался тем самым тихим омутом… Теперь другой брат за честь семьи переживает . Мне кажется, это уже повод для того, чтобы насторожиться насчет него.



Comments for this post were disabled by the author