molonlabe (molonlabe) wrote,
molonlabe
molonlabe

Проба пера

Ну... гм.... да. Это самое... Короче, тут некоторые намекали неоднократно, что у меня есть малая толика литературного таланта. Ну, я решил попробовать написать рассказ. Вернее, как решил. Лента.ру объявила конкурс коротких рассказов в жанре хоррор. Я думаю, а чего бы не попробовать? Не из-за приза, а просто посмотреть, что скажут профессионалы пера. Написал, но чего-то усомнился. Как-то боязно отправлять произведение на суд беспристрастного жюри. Зачморят еще. Да и сам как-то чувствую, что в рассказе (несмотря на его краткость) отчетливо пролеживается влияние Амброза Бирса. Короче, я решил поделиться сначала с вами, более благосклонными к моим жалким потугам читателями, а потом уже решать - отправлять или не отправлять на конкурс.


Сделка

Последнее, что он увидел, были радостные глаза дочери. Никогда прежде ему не было так страшно. Он знал, что ЭТО будет не просто, что ему нужно будет преодолеть страх, но даже в самом кошмарном сне не мог представить себе эту долгую секунду, наполненную ужасом. Он успел почувствовать резкую боль в сердце, а потом оно, не выдержав, разлетелось на куски…

Жена должна была подарить ему сына, но родилась Хава. Разве можно любить дочь? – сердито подумал он и полюбил. О, как он полюбил ее! Она стала смыслом его жизни, самой жизнью и даже больше, намного больше этого. Как можно словами описать силу этой любви? Словно он жил без души, а потом родилась Хава и первым своим криком подарила ему душу, способность чувствовать, способность жить… Восемь лет наполненных счастьем! Он поклонялся ей, как божеству, и это было его ошибкой. Другое, ревнивое Божество покарало его. Оно решило отнять дочь и смысл его жизни. Когда врачи сказали диагноз, он разрыдался. Стоял в больничном коридоре, впившись ногтями в свое заплаканное лицо, не чувствуя стыда.

Хава медленно умирала, и он умирал вместе с ней. Оставалось только смотреть на ее бледное лицо воспаленными от слез глазами и молиться. Молиться ревнивому Божеству, прося прощения за свою любовь к дочери. И оно услышало, и послало ему знак прощения, одарив великой милостью - надеждой. Оказалось, что эту болезнь лечат. За границей врачи могут спасти его Хаву, но нужны деньги. Много денег. Он продал все, что можно было продать, занял у всех, у кого только мог, но этого было мало. Надежда сменилась отчаянием. Однажды он сказал жене: «Уезжайте, начинайте лечиться, остальные деньги я пришлю». И ушел.

Он подъехал к пропускному пункту вечером. Они сказали, что будут неподалеку. Если не выполнит уговор – сделают это сами. Пятьдесят килограммов взрывчатки в багажнике. Кнопка у него и кнопка у них. Но он выполнит свою часть уговора. Впрочем, это не имеет значения, даже если у него не хватит смелости, они нажмут сами. Он должен только подъехать к полицейским и это уже сделано. Хава будет жить - вчера он перевел деньги на счет. Должно хватить. Он сделает ЭТО и ради своего маленького божества, и ради другого – ревнивого, но милостивого. Удачная сделка.

Полицейский подал ему знак - подъезжать для проверки документов и досмотра машины.
- Отец!
Он оглянулся, высунувшись в окно. Сзади стояла машина его отца. Задняя дверь была открыта и к нему, прихрамывая, шла Хава.
- Отец, мы полетим в больницу на самолете!
Подошедший полицейский нетерпеливо постучал по багажнику, но он не пошевелился. Мир исчез, остались только радостные глаза его дочери, наполнявшие душу безграничным ужасом. Он успел почувствовать резкую боль в сердце, а потом оно, не выдержав, разлетелось на куски…



Subscribe
Comments for this post were disabled by the author